Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

Ольга

Юрий Коваль. "Когда-то я скотину пас..." (часть 1)

Некие знавшие Юрия Коваля люди говорили мне, что видели сами, как он писал. Вечером придумал, утром написал, потом читал друзьям («и я там тоже был»), и они высказывались, дополняли. Что он, мол, не хотел сказать ничего такого глубинного и мудрого. Просто случилась некая история, просто ему хотелось о ней рассказать, и он просто рассказал. А друзья и читатели погрустили вместе, или порадовались, или посмеялись. И не надо лукаво мудрствовать. Всё просто.
Действительно, Коваль не учительствует прямо, не обнажает технические приёмы, стремясь продемонстрировать виртуозное ими владение. Ему не надо демонстрировать – он их просто использует, как мастер кунг-фу во время боя не демонстрирует технику, не задумывается о следующем своём движении, но исполняет безукоризненно – именно то движение, что необходимо и единственно. Коваль стремится к возможно большей непроявленности усилий художника, прямо, минуя сознание, воздействуя на область бессознательного. Чтобы читателям и слушателям казалось, что оно само так выросло. И оно до того естественно, что не требуется его даже изучать. Попытка анализа воспринимается некоторыми как покушение на непосредственность первичного восприятия и своего собственного мифа.
Но Коваль не вёл бы писательских семинаров и не помогал бы стать на крыло молодым авторам, если бы никогда не задумывался о том, что и как говорит он людям сам.
Зачем же нам надо стремиться к осознанию истин, обозначенных им? Затем, что это помогает нам, читателям, выводить на свет, осветлять своё бессознательное, расширять область познаваемого и осмысленного. Укреплять знанием силы своей души.
Зачем нам надо выявлять технику Коваля? Кто-то захочет понять, что именно зацепило его лично, кто-то – овладеть подобными приёмами.

В книге «Юрий Коваль: проза не по-детски» я употребила выражение «психоактивный текст», не объясняя, какое значение я вкладываю в этот термин.
Последние десятилетия лингвисты активно говорят про нейро-лингвистическое программирование. Обычно имеется в виду набор речевых приёмов, которые позволяют внедрить человеку в сознание какую-то идею или комплекс идей.
Программирование возможно только тогда, когда в принципе изучены особенности воздействия текста (звучащего, прочитываемого) на человека. Обычно так называемые специалисты берут описанный в учебниках комплекс приёмов и используют их, не задумываясь, почему эти приёмы действуют.
Я полагаю, что изначально надо говорить не о программировании, а об изучении воздействия текста на человека. Вернее, взаимодействия текста с человеком, с его сознанием и областью бессознательного.
Значительное количество текстов воздействует только на сознание, апеллирует к нему: обычно это деловые, научные, научно-популярные тексты.
Художественный текст воздействует и на сознание, и на бессознательное – у разных авторов в разных пропорциях.
Воздействие текстов Юрия Коваля на сознание сведено к минимуму. Он обращается прямо к бессознательному, способен пробудить, активизировать его, то есть задеть в человеке не осознаваемую им струну и заставить её зазвучать, потребовать её осознания. Пробудить активность бессознательного, чтобы оно начало тревожить изнутри, проталкиваясь на свет. Не навязывать чужую программу извне, а разобраться со своими собственными программами!
Текст, воздействующий на бессознательное, активизирующий его, выявляющий внутреннюю проблему реципиента и побуждающий к осознанию, я называю психоактивным текстом.

Рассказ Юрия Коваля «Когда-то я скотину пас…» я считаю равным по художественной выразительности знаменитому рассказу Ивана Бунина «Лёгкое дыхание». Его воздействие на читателя неуловимо, но и неотвратимо. Перечитайте рассказ Коваля, переспите с ним ночь. А затем будем анализировать.