Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Ольга

Логотип с «Тантры»

Оригинал взят у alex_dragon в Логотип с «Тантры»
В Вырице в маленьком библиотечном музее Ефремова стоит звездолёт из «Туманности Андромеды». Самый настоящий. Это в 1967 году киношники подарили Ефремову на 60-летие макет, изображавший в фильме «Тантру». Правда, не знаю, сколько на самом деле макетов было, но во всяком случае на ракете есть планки с выгравированными подарочными надписями. Я, кстати, как-то публиковал фотки — оказывается, 10 лет прошло.



На передних стойках наклеена некая эмблема.
Logo_DSCF0671
В кино — во всяком случае в мутной ютубовской копии — не видно, есть ли она на звездолёте, но видна на вездеходе. Захотелось иметь такую в каком-нибудь более вменяемом виде. Отрисовал как умел. Но чё-то сомневаюсь: все имеющиеся изображения мелкие и мутные, к тому же под довольно заметными углами, а кроме того постоянно вопрос возникал — задумал так художник или просто это физические особенности наклейки. Скажем, нижние кончики стрел, с одной стороны уже начали отклеиваться и свернулись, а с другой — они явно выступали за пределы кругов. Но выступали потому что иначе вырезать не получалось или так и было задумано?

С левого и правого борта

Logo_DSCF0671_5 Logo_DSCF0671_6

В векторе: https://www.pdf-archive.com/2017/08/21/logo-dscf0671/

Ольга

Московские хроники

Оригинал взят у prokhozhyj в Московские хроники
 


+11 фотоCollapse )

      Сегодня на доме № 8 в Большом Спасоглинищевском переулке открыли мемориальную доску учёному-палеонтологу и писателю-фантасту Ивану Антоновичу Ефремову. Доска интересная, перпендикулярная стене, со сквозным прорезанным портретом и летающим вокруг него чароитовой звездой. Мне понравилось :).

 

Ольга

И. Ефремов об Атлантиде

Оригинал взят у alex_dragon в И. Ефремов об Атлантиде

Изложение беседы с И. А. Ефремовым об Атлантиде
в журнале «Техника — молодёжи»,
№№11–12 за 1956 год

Изложение беседы было напечатано в рамках цикла статей «Существовала ли Атлантида?» («ТМ» №№9–12, 1956) в рубрике «Из нерешённых проблем науки», в которых разными авторами излагались различные точки зрения на возможность существования Атлантиды.


Желая разобраться в противоречивых мнениях, высказываемых разными учеными и разными источниками по вопросу существования Атлантиды, редакция обратилась к профессору палеонтологии Ивану Антоновичу ЕФРЕМОВУ с просьбой высказать свою точку зрения. Он охотно согласился сделать это. Краткое изложение этой беседы мы и приводим.


Read more...Collapse )
Мама и Лада

Изумрудный город под фикусом

Первую книжку про Изумрудный город мы прочитали с Ладой в незапамятные времена. Уже месяца три мы читаем все остальные книги Волкова из этой серии. Сейчас заканчиваем: речь идёт уже о прилёте инопланетян с Рамерии. Эта часть для Лады самая сложная: мало того что инопланетяне (которые называются то рамерийцами, то звездонавтами), но надо ещё разобраться, чем отличаются менвиты (властелины) от арзаков (рабов), не запутаться в новых именах, понять, чего они хотят… Тем более сначала идёт довольно много описаний жизни на Рамерии и социального утройства на этой планете. Когда Лада встречала незнакомое имя, она спрашивала:
– Это добрый или злой?
Read more...Collapse )
Ольга

За прошедший год...

...многое изменилось в моём ЖЖ.

Те друзья, которые меня привлекли к участию в журнале пару-тройку лет назад, выступления которых мне были интересны, немного (или даже совсем) затихли, свернули свою деятельность. Это нормально: жизнь меняется, появляются новые интересы, живые люди требуют то внимание, которое когда-то отдавалось виртуальным друзьям.

Некоторые друзья исчезли совсем - по разным причинам. Благодаря ссылкам, которыми делятся друзья, появились новые интересные журналы, которые я читаю.

Меньше в целом стало людей, которые читают меня. По крайней мере они меньше показывают, что читают - не оставляют комментариев, которые для меня как сигнал заинтересованности. Но те отзывы, что появляются, часто глубокие, насыщенные.

С некоторыми друзьями удалось развиртуализироваться, появились совместные дела.

Продолжаю писать о Ладе: думаю, что это будет когда-то ценная педагогическая книга. Надеюсь, издатель найдётся.

Большим достижением для себя считаю то, что начала записывать свои воспоминания о жизни в Торопце. Много лет прикосновение к этой теме вызывало боль и желание уклониться, укрыться. Потом стала думать спокойнее, анализировать. Затем пришёл черёд записать - понимая, что это важно не только мне, но будет ценно многим людям. Возможно, из этого тоже когда-то выйдет книга.

(Большая просьба к френдам, которые есть в Москве: научите меня ставить метки и выносить новую информацию на профиль, а то я до сих пор этого не умею :( )

Сегодня сооружала Ладе костюм зайчика: пришивала хвостик к белой юбочке, а Нина делала ушки. Пекли пироги. Настроение светлое, снег на улице свежий, по нему так хорошо бежать навстречу берёзам и соснам...

Завтра у Лады утренник, послезавтра праздник на работе. Ресторана не будет, скромно соберёмся в издательстве. Но для меня как раз это и ценно: мне дороги люди, с которыми я работаю, а не те кушанья, которые я могу съесть в ресторане.

Елка у нас в этом году искусственная, ещё не наряжена. Лада в нетерпении: хочет её нарядить. Уже скоро... И ещё принести из лесу несколько живых еловых веточек - для новогоднего запаха.

Может быть, до Нового года успею дописать и выложить заключительную главку "Погоста Отолово".

В любом случае: друзья, я очень рада, что вы есть в моей жизни, что вы пишете и читаете, сочувствуете и критикуете, огорчаетесь и радуетесь. Не пропадайте, находите в себе силы оставлять хотя бы небольшие записи - тонкие знаки глубокой и быстрой жизни.

Поздравляю вас с наступающим Новым годом! Зимой - снега и вьюг, весной - ледохода и ручьёв, летом - солнца и тепла, а осенью - дождей и золотых листьев! Пусть всё будет так, как дОлжно. Не пропадайте!
Ольга

Ширмокша, Деушиха и поленница

Ширмокша

Ширмокша когда-то была скромной лесной речкой, впадающей в великую сестру. Но после постройки Горьковской ГЭС уровень воды поднялся, и скромная сестра, затопив низинные луга, превратилась в сверкающую красавицу. Узенькая Ширмокша до сих пор течёт из лесов, подмывая крутой берег, на котором стоит Деушиха. Так что вода сверху тёплая, а если нырнуть, то получишь контрастные ванны. Сразу у берега глубоко, а вот на середине реки – отмель, там очень любят покачиваться на воде чайки. Иногда они резко падают с неба и взлетают, держа в клювах рыбу.

Совсем рядом с понтоном, с которого чрезвычайно удобно нырять, живут ондатры. Норы ондатр здесь по всему берегу. Раньше на них охотились, ставили капканы и шили потом шапки, а сейчас шапки вышли из моды (слава богу!) и ондатры расплодились по всему берегу. Местные рыбаки говорят, что зимой они в сетях отгрызают головы у рыбы: это они так запасы делают: мол, раз без головы, то уже никуда не уплывёт. С точки зрения людей выглядит всё иначе: ни себе, ни людям. Люда рассказывала, как она однажды зимой видела двух ондатр у проруби: сидят на краешке и лапками умываются.

Я видела ондатр за эти дни много раз, специально ходила караулить с фотоаппаратом, но сфотографировать так и не смогла. Они выплывают либо рано утром, либо поздно вечером, на закате, когда уже темнеет. Из воды видна только блестящая шерсть на голове и носик. Позировать они никак не желают: завидев человека, грациозно изгибаются и ныряют в глубину. Вход в нору у ондатры находится под водой, так что из норы она уходит сразу в воду, а выныривает уже довольно далеко от берега. Домой плывёт так же. Интересно, что ондатры, живущие у понтона, плавали – ровно по струночке – каждый раз в одном и том же направлении: к отмели. Видимо, они там охотились на рыбу, которая жировала среди водорослей.

Если уйти на луговину за деревней, то можно увидеть, как на отмели за рогозом ловят рыбу серые цапли. Подойти близко они к себе не дают. Мы с Ладой не раз наблюдали их меланхоличный полёт: цапля летит высоко, равномерно взмахивая крыльями. Вечером почему-то все они летят на запад (не на закат), туда, где Ширмокша, вытекая из лесного оврага, обильно поросла ивняком и тростником. Возможно, именно там изобилие лягушек.

Серых цапель мы видели и в волжском заливе: они строем стояли по отмели даже под грозой – очень далеко от коренного берега. А в последний наш день мы (уже с Ниной) поплыли на лодке к «доломитам» и спугнули из тростника 15 цапель. Они возмущённо взмыли вверх и долго кружились над берёзами, садясь на их верхушки, как на наблюдательные посты, терпеливо выжидая, когда мы покинем излюбленную ими акваторию.

Мы с Ладой очень полюбили отдыхать на понтоне. Понтон тихо покачивается, если мы переходим с одного его края на другой. Гладь реки зеркально отражает голубое небо в лёгкими белыми облачками. Тишина. Высокие ивы и берёзы склоняются вниз, и Лада просит сорвать ей берёзовые серёжки. Я рву несколько штук, и Лада начинает их исследовать, разрывать: ей нравится смотреть, как на тонкий стержень нанизаны крылатки с едва заметным утолщением семечка. Я объясняю ей, что это семена, что из них вырастут маленькие берёзки. Лада радуется и пускает крылатки по воде.







Потом мы снова сидим молча. В тишине слышно, как из-под берега шлёпается в воду лягушка, вдали промычит корова, проедет трактор по дороге, пролает собака, резко крикнет чайка. Иногда мы наблюдаем, как, дрыгая ногами, с упавшего дерева прыгают в воду и плывут к берегу большие серые лягушки со яркой светло-зелёной полоской по хребту.

Но вот приходит купаться тётя Люда или девочка Дина, приехавшая на отдых, и мы начинаем плескаться в воде, прыгать с понтона или с самого кончика упавшей в воду ивы. Лада в воду не лезет: она знает, что здесь очень глубоко. Она садится в центр понтона и упирается руками в настил: когда мы прыгаем, понтон сильно качается, и Лада стремится не потерять равновесия.

Пару раз я её макнула в воду, крепко взяв за руки. Он она так вопила, что эта практика не прижилась.

Купается она во дворе: дядя Юра принёс для неё от соседей детский надувной бассейн, его положили так, чтобы дно попало в пологую ямку, так что он получился довольно удобный. Лада прыгает и плещется там так, что брызги стоят на полдвора.

Устройство песочницы

У соседей, на даче, недавно был вырыт колодец, и за домом лежала куча превосходного песка. Я взяла два небольших ведёрка и сделала несколько ходок, набирая песок ладиным совочком. В результате сразу у крыльца образовалась горка чистого жёлтого песка. Я принесла лавочку, огородила песок двумя полешками, и песочница была готова. Из мелкого песка пеклись прекрасные куличи. Песок полюбили и куры: в наше отсутствие они активно набегали на импровизированную песочницу и растаптывали наши куличики, оставляя следы своих лап. Но мы не сердились на кур: им же тоже интересно в песочке покопаться!

Получилось чудесно: слева бассейн, справа песочница. Вымокнув в бассейне, хорошо вылезать на тёплый песок. Извозившись в песке, хорошо прыгнуть в бассейн и смыть с себя этот песок. Так постепенно содержимое песочницы перекочёвывало на дно бассейна. Зато весело!

Парадный обед

На другой день после нашего приезда, утром, дядя Юра наловил рыбы. Мы ходили к Ширмокше его встречать: я, Лада и кот Тимофей. Тимофей был особенно нетерпелив: он спустился с крутого берега к самой воде и подрагивал хвостом. Юра причалил к берегу и выделил котофею из улова пару рыбёшек, которые тот с урчанием поглотил.

Лада с изумлением наблюдала, как подскакивает и бьёт хвостом в ведре ещё живая рыба, но трогать её опасалась.

Юра принялся чистить рыбу, Люда сорвала парочку молодых огурчиков, нащипала в огороде зелени на салат и накопала свежей картошки. Рыбьи кишки Юра покидал в миску, возле которой тут же оказался петух. Петух не был жадным: он принялся громко сзывать на пир своих подружек. Скоро куры окружили миску и старательно выхватывали из неё что повкуснее. Даже цыплята набежали, тоже полакомились.

Котофею досталась ещё одна рыбка.

Тем временем в печке-прачке запылал огонь, наверх была водружена огромная сковорода, на которую вполне уместилась вся почищенная рыба. Сверху шеф-повар крупно покрошил зелень, немного сдобрил майонезом… Какой аромат!

На деревянный стол, стоящий не берегу реки, была постелена чистая скатерть. Из печки-прачки Юра выгреб лопатой угли и насыпал их в самовар, налил воды, приладил к нему трубу – и вскоре кипящий самовар занял почётное место во главе стола. Второе, не менее почётное место заняла сковорода с рыбой. Он терпеливо ждал своей очереди, пока мы ели молодую картошку и рыбу, тщательно вытаскивая из неё кости.

Потом чай, заваренный с душистым смородиновым листом. Шипящая струя течёт из самовара. Внизу течёт прохладная Ширмокша. Солнце светит ласково, словно одобряя наше времяпрепровождение. Благодать!





Третий день в Деушихе

Вот что я записала в этот день в дневнике:

Лада вполне освоилась. Дружит с котофеичем Тимошкой, любопытствует на клушу с цыплятами, купается в детском надувном бассейне, играет в песке, сидит на покачивающемся понтоне, пока я плаваю, ест ягоды всех мастей.



Ходили за грибами, набрали немного подберёзовиков. Лада ощутила охотничий азарт! Ходили смотреть стадо – как оно пасётся на лугу у реки.

Лада смотрела в огороде, как растут огурцы и помидоры, капуста и морковка, картошка, чеснок и лук.

Казалось бы, что тут особенного! Ну, картошка растёт! Но дело в том, что для ребёнка каждое простое, привычное для нас явление такого рода – открытие. Не проходить мимо, а удивиться, восхититься и сделать понятным, что стоит в огороде покопаться в земле на картофельных грядках, и можно выкопать настоящую картошку! Что, если дёрнуть морковку за косичку, она вылезет из земли: помыть в бочке и с хрустом съесть.

Потом, уже перебравшись в Крутые, учились различать по ботве морковку и свёклу, по стрелкам – лук и чеснок, собирали горох и подкапывали картошку. Радость детских открытий осветляет мир.

Мы с Ладой не спеша совершали походы в разные концы деревни, собирая малинку, перегнувшуюся через чей-то забор, рассматривая цветы и качаясь на детских качелях.







Когда Лада привыкла к длинным походам, мы отправились в Дресвищи, в магазин. На обратном пути по дороге навстречу нам шло стадо, мы укрылись у куста и смотрели. Как мимо идут большие коровы и маленькие телятки. Потом Ладу потряс огромный слепень, который укусил меня так, что брызнула кровь. Правда, под конец дороги дитя немного покапризничало. Лада так устала, что в обед заснула очень быстро.

К коровам Лада относилась с добрым любопытством, без страха или паники. Она несколько раз по полчаса тихо сидела и наблюдала, как тётя Люда доит корову. Однажды кормила Зорьку из своих рук свежей травой-мокрицей, которая Зорьке чрезвычайно нравилась.



Поленница

Справа от хлева пристроен сарай – не сарай: навес для дров. Дрова лежат вдоль щелястой – чтобы продувало – стены, но поленница невелика: прошлогодний запас уже почти весь сгорел в печке, новый ещё не припасён. Невысокая поленница в два ряда сложена прямо на улице: это весной мужчины накололи свежие дрова, и тогда их нельзя было складывать под навес, чтобы не перепутать с сухими.

Под навесом сквозной проход на дорогу, где возле навозной кучи на меже свалены берёзовые чурбаки и лежит на траве гора переколотых дров. Это Максим приезжал, наколол, но в поленницу не сложил.

Все эти предметы – полная новость для Лады. Полено она до этого видела только в фильме про Буратино. Поэтому я подробно и любовно объясняю Ладе, что вот это дрова, которые тётя Люда будет складывать в печку, они будут гореть и давать тепло. Затем я набираю в руки поленьев и несу под навес: складываю в поленницу. Всё это я проговариваю для Лады. Она тоже подставляет руки, я кладу ей одно полено. Лада:

- Поленница.

- Нет, поленница там, а это – одно полено.

Лада повторяет.

- А мама берёт несколько поленьев.

Лада чувствует тяжесть берёзового полена и осторожно, чтобы не споткнуться, несёт его под навес, кладёт в поленницу.

Когда наколотые дрова перенесены, возникает необходимость показать, как же получаются поленья. Для этого я беру чурбачок (они непривычно длинные: мы обычно пилили короче) и колун (он слишком лёгкий, мне тоже непривычен: мне сподручнее колоть более тяжёлым колуном с широким лезвием). Попутно объясняю Ладе разницу между топором (он лежит тут же. под навесом) и колуном, который подходит только для колки дров.

Устанавливаю чурбачок и – не могу расколоть с первого раза. Сучковатая берёза высохла и колется плохо. Но я приноравливаюсь и колю четыре чурбачка. Лада стоит вдалеке и внимательно наблюдает. Потом мы переносим и складываем в поленницу получившиеся поленья, а через несколько дней Лада будет смотреть, как Валя топит печку в бане, как горят дрова в русской печи, как подкладывают поленья в костёр, чтобы суп в котле закипел скорее. Целое гнездо слов и связанных с ними понятий прочно входит в сознание ребёнка.