Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Ольга

Семьдесят верблюдов

Когда Савва Мамонтов в студенчестве чрезвычайно увлёкся театром и всякими там идеями, отец не на шутку заволновался и решил выбить из него студенческую дурь. Сам ли придумал или Кокорев подсказал, но отец отправил его в Баку, в «Закаспийское торговое товарищество».
В 1862 году Саввушка прибыл в Баку, чтобы изучить суть дела, и сразу начал жаловаться отцу на скуку, проситься домой. Отец ему ответствовал так: вот тебе деньги, найми семьдесят верблюдов с погонщиками, купи товару по своему усмотрению и отправляйся сам с караваном в сердце Персии. Из Шахруда в Мешхед. Полтысячи вёрст. Продай там товар с выгодой и вернись с деньгами.
Саввушке 21 год. Совершеннолетний. При этом одни пустяки в голове: то ваять хочет, то в театре изображать, то петь в опере. Но такая задача – это же приключение! Авантюра! Тут ещё таможню надо пройти, земли пустынные и горные. Разбойники опять же.
Савва справился. Через год после отъезда из Москвы от вернулся под отцово крыло, и тот позволил ему ехать в Милан – изучать торговлю шёлком. Ну, в Милане Савва пустился во все тяжкие: брал уроки скульптуры у Антокольского, рисовал, пел и допелся до того, что его в Ла Скала пригласили.
Ну тут уж отец не вытерпел: какой вокал? Какие статУи? Кому по наследству железные дороги и вся торговля перейдёт? Тут как раз тётушка при смерти оказалась, и отец под этим предлогом вытребовал Саввушку в Россию.
Ольга

Московские хроники

Оригинал взят у prokhozhyj в Московские хроники
 


+11 фотоCollapse )

      Сегодня на доме № 8 в Большом Спасоглинищевском переулке открыли мемориальную доску учёному-палеонтологу и писателю-фантасту Ивану Антоновичу Ефремову. Доска интересная, перпендикулярная стене, со сквозным прорезанным портретом и летающим вокруг него чароитовой звездой. Мне понравилось :).

 

Ольга

Из новых поступлений 26 сентября – 1 октября. Подведение итогов

Оригинал взят у leninka_ru в Из новых поступлений 26 сентября – 1 октября. Подведение итогов
Прошу перепоста! Нет, конечно, не так сразу. Сначала прочитайте, почему прошу. Будем вместе решать судьбу этой рубрики.

Еженедельные обзоры новых поступлений РГБ появились по результатам новогоднего опроса читателей блога. Я сделала за полгода 25 выпусков, показала вам около 1,5 тыс. книг. Теперь мы с коллегами хотим понять, насколько вы заинтересованы в этой непростой работе и стоит ли её продолжать в таком объёме.

Всё просто. Поддержите этот выпуск перепостами. Каждый перепост — один голос за то, чтобы обзоры остались в нынешнем виде. Перепосты делайте через механизмы ЖЖ или щёлкая по кнопкам соцсетей, так, чтобы ваши действия отображались и считались. Не обязательно копировать к себе все книги, можно вырезать часть обзора, одну обложку или написать пару одобрительных слов, но обязательно со ссылкой на эту конкретную запись. Комментарий здесь не считается. Ссылка на другую запись не считается. Участие в опросе не считается, опрос щёлкают те, кто, наоборот, хочет смены формата.

Перепостов нужно как можно больше. Если их наберётся немного, обзоры по решению руководства будут сильно сокращены или вообще закрыты.

Poll #2054701 Опрос для тех, кто хочет, чтобы обзоры новых поступлений РГБ изменились

В какую сторону будем менять?

Уберите все тексты, оставьте только обложки
1(2.9%)
Предпочитаю получить текстовый полный список новых поступлений — 1-2 тысячи названий в неделю, без обложек и аннотаций
6(17.1%)
Оставьте только некоторые тематические разделы (в комментариях напишу, какие)
0(0.0%)
Не больше 10 книг в еженедельном выпуске, но все с аннотациями, ссылками, примерами страниц и иллюстраций
23(65.7%)
Хочу видеть 5 книг в неделю
0(0.0%)
Нет, даже меньше — 3 книги
0(0.0%)
1 современная книга в неделю — и хватит. Лучше про инкунабулы расскажите
1(2.9%)
Эту рубрику можно вообще убрать из журнала
1(2.9%)
У меня другое предложение, сейчас поясню в комментариях
3(8.6%)

Заранее спасибо за любые отклики, я на вас надеюсь ;)

А теперь наконец о книгах этой недели. Мемуары Сен-Симона за 1691–1701 годы были выпущены в серии «Литературные памятники» в 2007 году, сейчас в РГБ поступил трёхтомник за 1701–1707 годы. Авторы представленных ниже книг изучают специфику крестьянской ссоры, психологию переговорщиков МВД, авангардизм и неоавангардизм. Познакомьтесь с однотомными сборниками Клайва Стейплза Льюиса и Джейн Остин, рецептом приготовления облатки и книгами о том, как управлять миром. Вас ждут два списка литературы и в качестве иллюстраций — невероятное количество красных клиньев. В выпуске 72 книги.

Спецфонды: изо, музыкальный, кабинет библиотековедения, Музей книгиCollapse )Общественные и философские наукиCollapse )Филологические науки. ИскусствознаниеCollapse )

Описание книги. Ещё книги по филологии и искусствуCollapse )Естественные, физико-математические, технические наукиCollapse )Экономика. ПравоCollapse )

Ольга

Культуристы

Занималась с учеником, писали изложение про Родину и культуру. По тексту надо: художники, писатели, композиторы.
Беру тетрадь - написано: художники, писатели, культуристы.
Ольга

Переписка И. А. Ефремова и П. Ф. Беликова

Переписка И. А. Ефремова и П. Ф. Беликова
Имя Павла Фёдоровича Беликова известно всем, кто соприкасался с изучением творчества Рерихов. Он автор первой книги о Н. К. Рерихе, вышедшей в серии ЖЗЛ.
Ефремову он написал в середине 60-х годов по совету С. Н. Рериха, когда надо было внести ясность в вопрос, касающийся книг Олеся Бердника, использовавших рериховскую тематику.
Ефремов ответил, и переписка завязалась. От него известно 20 писем. Павел Фёдорович был достаточно осторожен и сдержан (известно 13 писем) – впрочем, понятно, почему: имя Рерихов тогда не приветствовалось, и даже в ЖЗЛ имя Елены Ивановны было практически под запретом.
Несколько раз Беликов приезжал по делам в Москву, встречался с Иваном Антоновичем. Удивительно, но он пересылал Ефремову книги Агни-Йоги, даже у него самого бывшие в единственном экземпляре, и считал, что книги не пропадут в безалаберности почты, что они сами себя защитят. И они не пропали. Иван Антонович либо заказывал с книг фотографии и с них делал распечатку (то есть распечатывал Портнягин), либо отдавал сразу Георгию Константиновичу, а тот перепечатывал.
Из писем также ясно, что Ефремов помогал неопытному в делах общения с издательствами Беликову решить вопрос с изданием ЖЗЛ. «Молодая гвардия» издавала почти все произведения Ефремова, он знал редакторов и советовал, что считал нужным, Павлу Фёдоровичу. Также Беликов направил к Ефремову молодого искусствоведа А. А. Юферову, с которой не мог найти общий язык при подготовке большого альбома картин Рериха (языки искусствоведения и эзотерического знания тогда никак не сочетались). Александра Алексеевна была составителем и писала к этому альбому предисловие (кстати, содержательное, ценное мыслями и тонкими наблюдениями). Ефремов тут послужил трансформатором, тем более, что Юферова обожала не только Рериха, но и Ефремова – с детства, с книги «На краю Ойкумены». Одним из отдалённых следствий этого общения явилась статья «Иван Ефремов и Агни-Йога», вышедшая в 1990 г. в журнале «Наука и религия» и подтолкнувшая Н. Н. Смирнова к более детальной разработке темы.
Ольга

Андрей Фесенко о Голобокове и Ефремове

Долгое время меня мучил вопрос о связи творчества Г.Г. Голобокова и И.А. Ефремова. В СМИ, из уст коллег и друзей я слышал, что это очевидно. Конечно, на ассоциативном уровне это допустимо и достаточно для зрителя. Но когда речь идет о глубоком историческом исследовании, необходима опора на источник. Ведь суть труда историка заключается в обращении к источникам, как говорится, ad fontes. Вот и поставлен был мной вопрос: "Есть ли документы, подтверждающие связь или влияние творчества И.А. Ефремова на искусство Голобокова? Или это не более чем созвучие?" Единственным документом, дающим ответ - это интервью с В.Г. Долбышевой, младшей сестрой художника. Мария Фесенко задала прямой вопрос Валентине Григорьевне во время их беседы. Приводим фрагмент их разговора.
М.Ф.: - У меня такой вопрос. Связаны ли сюжеты картин Гненнадия Голобокова с какими-нибудь конкретными литературными произведениями?
В.Д.: - Конечно. Он очень много читал фантастики. Ефремова любил. Ему писали: "Тебе надо Ефремова иллюстрировать". Они схожи были по духу, как один и тот же человек.
Ольга

Много Афин

На свой страх и риск водила Всеслава в музей изобразительных искусств имени Пушкина. На страх и риск – потому что это дитя моторное до такой степени, что включает скорость и удирает от меня так, что я глазом не успеваю моргнуть. Не со зла носится, а просто от радости жизни и избытка сил. Но сидеть дома было невозможно, а гулять долго – тоже никак: ветер пронизывающий.
В воскресенье Лада отправилась на репетицию (они репетируют в президентским оркестром, будут танцевать 6 апреля в Доме музыки, она в двух танцах – «Китайские веера» и «Заплетися, мой плетень»). Мы со Всеславом поехали на Кропоткинскую. Read more...Collapse )
Ольга

Юрий Коваль. "Когда-то я скотину пас..." (часть 1)

Некие знавшие Юрия Коваля люди говорили мне, что видели сами, как он писал. Вечером придумал, утром написал, потом читал друзьям («и я там тоже был»), и они высказывались, дополняли. Что он, мол, не хотел сказать ничего такого глубинного и мудрого. Просто случилась некая история, просто ему хотелось о ней рассказать, и он просто рассказал. А друзья и читатели погрустили вместе, или порадовались, или посмеялись. И не надо лукаво мудрствовать. Всё просто.
Действительно, Коваль не учительствует прямо, не обнажает технические приёмы, стремясь продемонстрировать виртуозное ими владение. Ему не надо демонстрировать – он их просто использует, как мастер кунг-фу во время боя не демонстрирует технику, не задумывается о следующем своём движении, но исполняет безукоризненно – именно то движение, что необходимо и единственно. Коваль стремится к возможно большей непроявленности усилий художника, прямо, минуя сознание, воздействуя на область бессознательного. Чтобы читателям и слушателям казалось, что оно само так выросло. И оно до того естественно, что не требуется его даже изучать. Попытка анализа воспринимается некоторыми как покушение на непосредственность первичного восприятия и своего собственного мифа.
Но Коваль не вёл бы писательских семинаров и не помогал бы стать на крыло молодым авторам, если бы никогда не задумывался о том, что и как говорит он людям сам.
Зачем же нам надо стремиться к осознанию истин, обозначенных им? Затем, что это помогает нам, читателям, выводить на свет, осветлять своё бессознательное, расширять область познаваемого и осмысленного. Укреплять знанием силы своей души.
Зачем нам надо выявлять технику Коваля? Кто-то захочет понять, что именно зацепило его лично, кто-то – овладеть подобными приёмами.

В книге «Юрий Коваль: проза не по-детски» я употребила выражение «психоактивный текст», не объясняя, какое значение я вкладываю в этот термин.
Последние десятилетия лингвисты активно говорят про нейро-лингвистическое программирование. Обычно имеется в виду набор речевых приёмов, которые позволяют внедрить человеку в сознание какую-то идею или комплекс идей.
Программирование возможно только тогда, когда в принципе изучены особенности воздействия текста (звучащего, прочитываемого) на человека. Обычно так называемые специалисты берут описанный в учебниках комплекс приёмов и используют их, не задумываясь, почему эти приёмы действуют.
Я полагаю, что изначально надо говорить не о программировании, а об изучении воздействия текста на человека. Вернее, взаимодействия текста с человеком, с его сознанием и областью бессознательного.
Значительное количество текстов воздействует только на сознание, апеллирует к нему: обычно это деловые, научные, научно-популярные тексты.
Художественный текст воздействует и на сознание, и на бессознательное – у разных авторов в разных пропорциях.
Воздействие текстов Юрия Коваля на сознание сведено к минимуму. Он обращается прямо к бессознательному, способен пробудить, активизировать его, то есть задеть в человеке не осознаваемую им струну и заставить её зазвучать, потребовать её осознания. Пробудить активность бессознательного, чтобы оно начало тревожить изнутри, проталкиваясь на свет. Не навязывать чужую программу извне, а разобраться со своими собственными программами!
Текст, воздействующий на бессознательное, активизирующий его, выявляющий внутреннюю проблему реципиента и побуждающий к осознанию, я называю психоактивным текстом.

Рассказ Юрия Коваля «Когда-то я скотину пас…» я считаю равным по художественной выразительности знаменитому рассказу Ивана Бунина «Лёгкое дыхание». Его воздействие на читателя неуловимо, но и неотвратимо. Перечитайте рассказ Коваля, переспите с ним ночь. А затем будем анализировать.
Ольга

Сергей Тимофеевич Конёнков. Книга "Мой век".

Оригинал взят у violika в Сергей Тимофеевич Конёнков. Книга "Мой век".
1805036412

3184_4257_02

Совсем по-другому воспринимаешь жизненный путь истинно русского скульптора, когда вчитываешься, вживаешься в истоки его вдохновения, в ту пору детства, когда закладывается, может быть, самое сокровенное...
Родное село Караковичи Смоленской губернии - дремучие смоленские леса, плеск волн Десны, крестьянский труд, песни деревенских девушек - всё это впитывал с детства впечатлительный мальчик. Рассказы старших о лесных духах, русалках, звуки и таинственная магия живого и одушевлённого леса - вот откуда родом эти чудные скульптуры, эти словно ожившие деревья с наполовину проявившимися из них ведьмами, старушками и старичками-кленовичками...

«Впечатления детства во многом определяют будущее каждого человека. Это та чаша, из которой мы пьем самый благодатный и живительный напиток. Впечатления детства, так же как и годы учения – фундамент сознательной жизни, и память об этих чистых и светлых днях – как кладовая, в которой хранится самое незабываемое» - вспоминал Конёнков.

Read more...Collapse )