Ольга Ерёмина (erema_o) wrote,
Ольга Ерёмина
erema_o

Categories:

Владимир Савенко. Просто жизнь. 2

1941 год. Были налёты уже на Москву. Я с соседями дружил у бабушки. Мы собирали осколки, много их было, я их сложил в дупло и после войны уже достал. Жуткие такие, с рваными краями.
У бабушки было два сына, с ней жили. Один, дядя Фирс, был совсем инвалид, рак костей ног. Он играл на баритоне любительски и на мандолине. Мне с ним было очень интересно. Он рассказывал о тех певцах, которые к этому времени уже ушли: о Юдине, о Смирнове. Тогда уже было время Лемешева и Козловского.
Он мне много говорил о музыке как таковой, о понимании вокала. Он обращал внимание, как Рейзен ведёт партию, как Михайлов. Рассказывал об инструментах, о Сеговии – это испанский гитарист, лучший из всех времён и народов.
– Вот послушай, как поёт Максакова, и как то же самое поёт Давыдова.
Она, оказывается, красивая был, любимица Сталина. Но для меня они все были как тарелка. Потому что все по радио.
Он научил меня играть на мандолине на слух. Потом я купил самоучитель. Но сольфеджио я не изучил.
Дядя Николай был очень крепкий, спортивный. Его взяли на финскую войну, он служил в прожекторной части. Он любил лыжи, и мне привил любовь к ним. Я катался прямо тут же. Его взяли на Отечественную войну, и он прослужил всю войну и вернулся без ран.
К этому времени бабушке полдома пришлось продать, уже было полдома.
Ещё были амурные создания: Женя, соседка, и Башкирова… Не помню имени.
На зиму я переезжал в мамин дом, на пятый этаж, по Колодезному переулку, дом 7, квартира 150.
Тогда была соседка Люся.
Я пользовался успехом, они с удовольствием со мной целовались и даже сами были инициаторами. Но я симпатичный был мальчик, грамотный, начитанный.
Ещё интересное было занятие – запускать змеев.
Наш дом и бабушкин по разные стороны Яузы находились, там около километра расстояние было. Я залезал на крышу без перил, запускал змея. Удачно получалось, когда я брал бумажку, нанизывал на нитку, и она бежала по нитке, и потом отрывалась, и мои друзья подбирали письма.
Жили бедно. У меня было лакомое блюдо – булочка с пупырышками. То есть на недожаренную булочку сыпали сахарную пудру, она пузырилась. Я был страшно доволен, когда мне такую булочку к чаю давали.
Тётя занималась мной, Анастасия Петровна, библиотекарь. Она много читала, рассказывала о книгах, и когда я на зимовку отправлялся на Колодезную, она снабжала меня книжками. Очень начитанный был.
Осколки я и на крыше собирал, той, что без бордюров. Упасть было легко. Но там были желобы, мы о них стукались, задерживались и ползли вверх.
Гасили зажигательные. Но там всегда были взрослые, цыкали на нас, прогоняли. Но когда мы помогали тушить зажигалку, то они уже не цыкали.
Tags: Друзья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments