Ольга Ерёмина (erema_o) wrote,
Ольга Ерёмина
erema_o

Category:

Два гуся

6–7 марта я возила длинную экскурсию: Москва – Быково – Егорьевск – Спас-Клепики (школа, где 3 года учился Есенин) – Гусь-Железный – Касимов – Муром – Гусь-Хрустальный – и домой.
Группа в 41 человек собралась – хорошие жизнерадостные люди, готовые воспринимать и узнавать новое. И назывался маршрут «За красотой к двум Гусям».
Вот несколько сюжетов – характерных.
Отъезд из Москвы в 7.30.
Было только восемь утра, как мы уже прибыли в Быково. Там Владимирская церковь – баженовская неоготика. Для нашей территории – просто чудо. Открыли нам второй ярус, мы туда еле вскарабкались – лестница обледенела. Там – счетверённоые колонны тёмно-красного мрамора, какие хотел Баженов установить в Большом Кремлёвском дворце. Там ему не удалось, здесь – сумел. Иконостас лаконичный – Владимирская Божья матерь и Иисус. И всё. Солнечные лучи играют.
Потом отправились в парк, где на холме стоит заколдованный замок – дворец Измайловых. Солнце, синее небо, мороз, белейший снег, вековой, поросши мхом дуб, пруды подо льдом, баженовская ротонда, тропинка через пруд и в гору – к замку. Кариатиды держат портик.
После этого я говорю: ну, теперь нам до Егорьевска примерно два часа ехать, все рано встали, и пока можно будет подремать.
Одна женщина отвечает: я спать не буду: боюсь что-нибудь красивое пропустить!
Я внутренне ахнула.

В Егорьевске зависли в церкви Мариинского монастыря: рассматривали дивные росписи. Меня окружили:
– Вы видите, что делают черти? Кого они в преисподнюю тащат?
Смотрю – на фреске действительно что-то необычное: геенна огненная, из неё вылезли два чёрта, накинули цепь на группу людей, тащат. Первым бросается в глаза мужчина в военной форме, в фуражке НКВД довоенного образца. Затем начинаю вглядываться – батюшки, впереди всех в геенну тянут Никона! За ним – Алексей Михайлович, сын его Феодор, Софья Алексеевна. И это в РПЦ!
Не зря Егорьевск всегда считался оплотом староверия.
Возле Станкина все бросились фотографировать готические сараи. Это не шутка: там действительно у жилых домов (промышленный модерн в готическом стиле) для преподавателей электро-механического техникума, построенного промышленником Бардыгиным до революции, во дворе сараи каменные – тоже готически модерновые.

В Гусе-Железном – экстрим.
Церковь, странная, колоссальная, двухъярусная, облицованная снаружи и изнутри белым камнем, неизвестно кем спроектированная (только Баженов с его гигантоманией такое мог сотворить!), стоит на высоком холме. История её создания – тема для романа, как и история владельца чертежей – заводовладельца Баташова.
Церковь открыта, что большая редкость. Я прихожу в церковную лавку и прошу дать мне ключ от второго яруса.
– А вы откроете? – с сомнением спрашивает меня старушка.
Я говорю:
– Попробуем, – ещё не зная, на что подписываюсь.
Торжествующе, с ключом в руках, со свитой из туристов, подхожу к лестнице, что ведёт к двери второго яруса. Вся лестница высотой в этаж покрыта льдом. Только слева на ступеньках немного снега. По этому снегу, цепляясь за перила, поднимаюсь наверх. Ключ легко поворачивается в замке, но не тут-то было: высоченная, метров пять, железная дверь вмёрзла в лёд. Я печально закрываю замок и спускаюсь вниз. Идём смотреть усадьбу Баташова – но и тут нас ждёт разочарование: к ней не пройти, сугробы. Потом находим дорогу с другой стороны, но меня догоняют туристы: там, говорят, наш мужчина лом нашёл, дверь оббить пытается.
Действительно: в лесу раздавался топор дровосека. То есть удары лома об лёд.
Бегу туда: энергичный мужчина, везде бывший первым, долбит лёд арматуриной. Только осколки разлетаются. Где взял? Говорит, возле магазина стояла. Там, видать, тоже дверь открывали таким же способом.
И околол! Правда, открыть дверь смогли ровно настолько, чтобы человек смог боком пролезть. Но ведь смог! И мы полезли. И оказалась, что за мной упорно лезет по обледенелым ступенькам почти половина группы.
А сразу за дверью – уходящая в небо лестница – наверное, этажа в четыре высотой, и наверху – второй ярус: гигантская железная дверь с засовом.
Что мы увидели внутри? Описать это можно, но увидеть самому – важнее. Все чувствовали – приключение стоящее: не зря старались и лезли!
И всё это на фоне алого заката над сосновым бором за рекой Гусь.

Ночёвка – в Касимове.
В десятом часу, привезя туристов после татарского ужина в гостиницу, я решила пройтись по спящему городу. Отошла от гостиницы метров на триста – и вдруг над одноэтажными частными домами в ветвях берёз увидела сияющий Юпитер и косо висящий Пояс Ориона. Остановилась, перевела взгляд в сторону дороги – ярче фонарей светилась в небе Большая Медведица. Мороз забирал, но я не торопилась: я поняла, что за этот год я, пожалуй, первый раз увидела звезды. Правда, осень и зима были очень пасмурными, выпадало так мало ясных дней. И всё-таки – первый раз надо мной раскинулось звёздное небо. Сразу вспомнились стихи Чижевского: «Затеплится зелёная Капелла».
Наверное, что-то я делаю не так, если за год я первый раз увидела звёзды.

Утром у нас должна была состояться обзорная экскурсия по Касимову.
Город полностью обледенел. Сильный снегопад навалил сугробы, потом резкая оттепель – всё обтаяло, затем мороз – и дороги стали бугристым костоломным катком.
Экскурсию пришлось сократить – к Георгиевской церкви мы проехать не смогли от слова совсем. И по городу тоже едва поковыляли.
С облегчением покинула я Касимов – но в Муроме нас ждало ещё более крутое испытание: к полному обледенению и морозу добавилась сильнейшая метель.
К памятнику Илье Муромцу мы даже не сунулись: мы бы вместе с автобусом попросту улетели в Оку. Даже если бы не улетели, то назад, в гору, не вскарабкались. У автобуса на колёсах кошек нет, и шины цепями не обмотаны.
Муромский экскурсовод рассказывала нам про памятник калачу, предлагая сфотографироваться радом с ним. Но никто почему-то не хотел фотографироваться с калачом: все думали лишь о том, что закончиться экскурсия должна монастырём, а там тепло! Никогда прежде я не хотела в монастырь с такой силой.
Но самое интересное: никто не оставался сидеть в автобусе, пока шла экскурсия по городу. Все шли вслед за экскурсоводом, хоть и не все успевали услышать её рассказ – слова относило ветром.

В музее хрусталя в Гусе-Хрустальном (здание первоначально было Геогриевским храмом, его проектировал Леонтий Бенуа, оформляли картинами и мозаиками Васнецов и Фролов) – один из туристов, солидный мужчина, буквально подбежал ко мне, говоря:
– Это лучшее! Ради этого стоило ехать!
Показывает мне на фигурную вазу из чёрного дымчатого стекла, края широкими фестонами:
– Я даже не знаю, что это такое! Это поразительно!
«Маатанин», – вспомнилось мне.
Потом у другой витрины с махонькими рюмочками, когда туристки объясняли мне, что значит «быть под мухой», он схватил меня за рукав:
– А вы видели Есенина! Это же подлинный Есенин!
И потащил меня к противоположной витрине. Там – набор хрустальной посуды: на прозрачных стенках выгравированы веточки, на них сидят оранжевые, желтоватые, красные капли – рябина!
– Это же Есенин! – восклицал мужчина. – «В саду горит костёр рябины красной!»
Я подумала: может быть, мастер действительно повторял про себя эти стихи – как молитву, создавая такой вдохновенный сервиз.
И туристка подошла:
– Лучшего здания для музея хрусталя подобрать трудно. Хрусталь здесь – как боговдохновенная песнь.

Я очень недовольна оплатой работы гида. Я работаю пятый год, и за всё это время оплата гида ни разу не поднималась. А цены растут. Начальство, желая сохранить низкие цены на путёвки, экономит в первую очередь на гидах. Туристы даже не догадываются, как мало я получу за эту экскурсию.
Гиды – в основном пенсионеры. Те, у кого есть пенсия, и тогда дополнительный заработок – всегда приятно.
Я не пенсионер, у меня, к великому сожалению, пока не получается найти более пристойно оплачиваемую работу.
Такие сплочённые группы, как в этот раз, бывают редко. Часто попадаются капризные туристы, считающие, что на них свет клином сошёлся.
Но я люблю те случайности, которые встречаются на пути, и тех людей, которые умеют радоваться препятствиям.
Tags: Туризм
Subscribe

  • А вот за что я люблю ковбоя – 4

    Года с 2002-го стояли в наших дворах железные ограждения вокруг газонов. Ибо бедственно было в девяностые – на газонах парковались, гаражи ставили.…

  • А вот за что я люблю ковбоя – 3

    А вот за что я люблю ковбоя – 3 Собянин и его клика продолжали рулить. Затеяли благоустройство Черкизовского пруда и прилегающей территории. Дело…

  • А вот за что я люблю ковбоя – 2

    На следующее лето после прихода Собянина у нас во дворах затеяли проводить благоустройство. Фонари ставить. Вырыли траншеи между домами, где были…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments