Ольга Ерёмина (erema_o) wrote,
Ольга Ерёмина
erema_o

Category:

Сказание об Иргень. 2 отрывок

Выкладываю в честь нового года.
Для тех, кто читал первый отрывок: главную героиню зовут Иргень. Произношение её имени меняется в зависимости от того, где она находится. Сейчас она - Ирас.

Сказание об Иргень. Исторический роман
Книга II. наследники великого Куруша.

Место действия главы: Бабили (Вавилон). 527 год до нашей эры.

4. В честь богини Иштар

Но не успела.
Эана исчезла рано, не разбудив девочку. Весь день та пробыла одна, вспоминая увиденное и услышанное за последние дни. Вдова не знала, что Ирас – пленница, рабыня, и воспринимала её как дочь вождя, которая должна предстать перед царским двором. Откуда она родом – не так важно: мало ли на окраинах царства диких племён, которые покорены Курушем и платят теперь персам дань? Поэтому обращалась с нею доверительно и с вниманием. Ирас расцветала и взрослела от такого отношения, уходило сжатое, как пружина, напряжение трудной и горькой дороги. Бабили переставал быть полностью враждебным.
К вечеру появились Филократ и Таршиш. Ирас с затаённой радостью слышала их голоса, дружеские восклицания, но встретиться с ними не могла: после ухода Эаны один из воинов караулил её двери. И ещё – почему-то ей было немного боязно. Необычное оживление царило на постоялом дворе, в котлах грелась вода для мытья, хлопали двери, торопливо бегали слуги.
Эана пришла в полдень, в крапповой тунике, с сердоликовыми бусами на шее, с золотыми браслетами на запястьях и щиколотках. В уши были вдеты сердоликовые серьги в виде виноградин. Благоухание аравийских масел чувствовалось издалека. Эана источала букет сложных чувств – она была возбуждена, весела и чуть напугана; Ирас не могла разобраться. В городе она столкнулась с тем, что ей так не понравилось ещё в купце, что хотел обмануть отца в Херсонесе, – чувства людей множились, прятались одно за другим, обрывались, не успев выразиться в движении или слове. Зато большим количеством слов здесь прятали переживания, маскировали их. Понять это было непросто. Вот и сейчас Эана что-то тараторила, будто красуясь и быстро, по-лисьи поглядывая по сторонам. Она и торопилась, и медлила. Единственное, что поняла Ирас, – это как-то связано с ней.

Лёгкая колесница ждала за воротами, и возница быстро повёз их вдаль от города. А в город стекались со всех концов молодые женщины и мужчины, нарядные, босые, только нигде не виднелось детей и стариков.
Свернув с торной дороги, лошади вскоре остановились среди пышного сада. Деревья, ещё не развернувшие листья, утопали в бело-розовом цвету. Глинобитная постройка сторожа виднелась на аллее, и возле неё колесница остановилась. Пожилой возница занялся лошадьми.
Умывшись водой из оплетённого прутьями кувшина, Эана расставила на траве блюда с лепёшками, сыром и орехами, налила в плошку текучего мёду, в чашу – вина. Устроилась на войлочном коврике.
Ирас выжидающе молчала.
– Ешь, – пригласила Эана со вздохом. – Нам с тобой придётся провести здесь целый день, пока в городе не станет спокойнее.
Ирас омыла руки, обмакнула кусок лепёшки в мёд.
– Сегодня мистерия трёхликой Иштар!
– Той самой богини, в честь которой выстроены прекрасные ворота? Синего цвета, с жёлтыми львами-сиррушами и быками?
– Да, да! Сегодня по дороге процессий, мимо львов, возлюбленных Иштар, пронесут в Эсагилу её изваяние. Затем перед храмом пройдёт сотня юных девушек, и мужчины дорого заплатят жрецам богини за право лишить красавиц девственности. По древнему обычаю, бабилийцы не могут участвовать в этом торге, только мужчины иных земель. Я видела, Ямхад нарядился, запасся золотом и серебром. Он выдал кошельки с серебром и медью своим воинам, ионянину и этому коренастому ювелиру-бородачу.
– Ювелиру? – удивилась Ирас.
Но увлечённая рассказом Эана не придала значения её восклицанию.
– Когда девственниц разбирают и уводят в помещения храма, любой желающий, правда, начиная с иноземцев, может выбрать себе замужних женщин – если только денег хватит. Эти сборы неизменно наполняют храмовую казну.
Эана выпила уже много вина, и на губах её блуждала неопределённая улыбка.
– Мужчины распаляются… И потому Ахаб приказал увезти тебя из города.
Пчёлы жужжали в розовых ветках цветущего миндаля, слегка качающегося на ветру. Ирас теперь понимала, про что говорили воины накануне. Происходящее было малопонятно, но главное – встреча мужчины и женщины – выпирало всеми знаками мира. И этого оказывалось слишком много, слишком навязчиво, будто благовонный, но тяжёлый запах в ароматической мастерской. Укрыться вроде несложно, уехав из города, но сердце всё равно сбоило и взбудораженно отзывалось. Такова власть Иштар! – решила Ирас, – даже на расстоянии она завладевает человеком!
– Говорят, в Сирии и других странах есть храмы, где самые прекрасные женщины достаются только отважнейшим и сильнейшим мужчинам, – между тем мечтательно болтала Эана. – Но у нас, – она сморщилась презрительно, – всё решает кошелёк.
– Ты же рассказывала мне про Иштар как про богиню плодородия! Она стала женой Таммуза, бога урожая.
– Ты это запомнила? – удивилась Эана. – Да, и она полюбила его так горячо, что Таммуз умер! Но я недаром принадлежу к роду жрецов. Я расскажу тебе: Иштар не кровожадна, её сила должна не убивать мужа – давать ему новую жизнь: Таммуз – зерно – падает в землю. Он прекращается как зерно – и возрождается колосом. Начинается весна, и время петь песни Иштар. Так и у людей – если слаб мужчина и зерно его не может прорасти, боится земли – то чего и жалеть-то? Герой родится только от того, кто может обуздать землю пахотой, справиться с быками страстей, а для этого нужна великая сила! Остальные мужчины – слабаки и плодят слабаков. Их всё больше, и они всё мелочнее и злее. Знаешь, что происходит в толпе мелочных и злых людей? – пелена возбуждения спала с женщины, черты лица затвердели на миг, и Ирас напряглась. – Они начинают со страху и невежества убивать друг друга. Запомни – нынче почти все мужчины таковы. Поэтому женщины должны знать, как управляться с их злобой и стремлением повелевать. Иштар нам в помощь, девочка! И она страшна в гневе…
– Почему же женщины Бабили должны отдаваться мужчинам иных земель?
– Твоё племя немногочисленно, так ведь?
– Да, в одном только Бабили, мне кажется, народу больше, чем на всех просторах наших степей.
– Ваш народ молод. Так же молод и малочислен был в незапамятные времена и наш народ. Пустыни и болота мешали торговле. И чтобы дети рождались здоровыми, женщины отдавались иностранцам. Сколько ила и песка перенёс с тех пор Евфрат! Города, что стояли на берегу моря, оказались окружены сушей. Невиданно возвысился Бабили! Но жрецы свято хранят древние обычаи. И я была юной и привлекала взоры…
– Но как же девушки соглашаются? У них ведь могут быть возлюбленные.
Вдова метнула в девочку яростный взгляд:
– Боги требуют жертв, иначе они не будут милостивы! И жертвовать надо самое дорогое, что есть у тебя!
Наитием Ирас поняла, что наставница сама прошла через это.
Эана залпом выпила ещё одну чашу неразбавленного вина. Опустила голову на руку и запела, раскачиваясь. Раскачивались, завораживая, серьги – сердоликовые виноградные гроздья. Ирас ещё недостаточно понимала язык бабилийцев и ухватывала только отдельные фразы.
Горе тому, кого почтила своей любовью Иштар! Возлюбила льва и вырыла для него семь ям. Возлюбила коня – и обрекла его на поводок. Совы сопровождают тебя в ночи, когда ты звездой восходишь на небо. О сестра Мардука, прошедшая через семь врат, нагая и безоружная! Прими мои молитвы…
Эана уснула. Она вздрагивала во сне, и словно судорогой искажалось её совсем нестарое ещё лицо. Возница подал Ирас шерстяные одеяла, и девочка укутала свою наставницу. Сама же сидела рядом и пыталась постичь рассказанное. Где-то в глубине живота струился нежный трепет. Чуяла Ирас – прикоснулась она к сокровенной тайне. Грубые шуточки вызывали отвращение, разговоры обжигали. Но не в словах бывшей жрицы – в том, что волной подалось навстречу, была эта тайна. Она сулила власть над жизнью и смертью. Не в силе власть – в слабости. Вспомнила вдруг девочка тихий оглаживающий шёпот матери по ночам и странную покорность отца.
Солнце село. Над узкой, быстро гаснущей полосой заката среди далёких звёзд одна светилась ярко, словно кристалл горного хрусталя в солнечном луче. Сквозь белеющие в темноте ветви яблонь пристально смотрел с вершины неба полукруг месяца.
Ночь. Тайна. Власть…
Tags: Сказание об Иргень
Subscribe

  • Сказание об Иргень. Отрывок четвёртый

    Сказание об Иргень, книга вторая, глава "Затмение" В камине бездымно и жарко горели можжевеловые поленья. После ухода воинов настали холода, ледяные…

  • Сказание об Иргень. Отрывок третий

    Место: уединённая хижина возле водопада, недалеко от Экбатаны Время: 524 год до нашей эры Действующие лица: Филократ, философ из Милета, ныне учитель…

  • Погоня

    В контакте написала, что наш роман "Сказание об Иргень" закончена. Исторический роман. 6 век до нашей эры. Пока издательство готовит её к печати, а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments