Ольга Ерёмина (erema_o) wrote,
Ольга Ерёмина
erema_o

Categories:

Как шла работа над биографией Ефремова

Пришло время последовательно и спокойно рассказать, как шла работа над биографией Ефремова, вышедшей в декабре 2013 года в серии ЖЗЛ.
Я не пишу здесь о работе кружка «Прометей» (с 2004 года), о сайте «Нооген», посвящённом жизни и творчеству И. А. Ефремова, созданном Андреем Ивановичем Константиновым. Это требует отдельного рассказа.
В 2010 году стало ясно, что написать такую книгу необходимо, и мы чувствовали себя готовыми к этому – Николай Смирнов как историк и философ, я как филолог, литературовед и любитель географии и геологии.
В 1963 году была опубликована книга Брандиса и Дмитревского «Через горы времени». У нас её не было, в сети тоже не нашлось. Мы обратились за помощью на форуме сайта «Нооген», откликнулся Альберт Фаритович Сайфутдинов из Новосибирска, эта книга у него была, он её оцифровал, я проверила на опечатки. Сейчас она доступна в сети. Знакомство с А. Ф. Сайфутдиновым сыграло в дальнейшем значительную роль.
Собрав максимально все публиковавшиеся ранее материалы о Ефремове, мы сначала составили хронологическую таблицу. Выявили белые пятна (например, Тургайская экспедиция, 30-е годы, военное время), начали последовательно искать материалы, которые бы помогли нам узнать, где был и что делал Ефремов.
Материалов о детстве и юности было достаточно, и мы написали первые главы. Распечатали их и принесли Таисии Иосифовне. Оставили. Это было в начале осени 2010 года.
Когда ТИЕ прочитала, она пригласила меня. Она по первым главам (они вошли в книгу лишь с небольшими дополнениями) заключила, что мы сможем написать о Ефремове, и стала рассказывать о его жизни.
Вдвоём с Николаем мы не приезжали к ней: в январе 2010 года у нас родился сын, и кто-то из нас должен был оставаться с ребёнком. (Надо сказать, что это был третий ребёнок в нашей семье.) Было, что мы приезжали к ТИЕ с Андреем Константиновым. Она показывала нам документы, давала их перефотографировать, показывала некоторые фотоальбомы.
Сначала Таисия Иосифовна настаивала, чтобы мы писали биографию Ефремова именно как учёного и писателя, не дела акцента на его личности. Вероятно, это было вызвано тем шоком, который она пережила в ноябре 1972 года во время обыска.

Несколько встреч у нас было с Алланом Ивановичем – ещё в самом начале работы над текстом. Ездили к нему вдвоём Николай с Андреем, я с Антоном Нелиховым, историком палеонтологии, затем несколько раз я отдельно.
Про Антона Нелихова. Он узнал, что я написала первые главы, через ЖЖ, попросил меня прислать почитать ему, если мне не жалко. Я переслала их ему. Тогда мы встретились, и он сказал, что ему волею судьбы достался архив (или часть архива) П. К. Чудинова, там есть материалы по Ефремову. И что Антон сам хотел писать о нём. Но по первым главам он увидел, что мы сможем это сделать не хуже, чем он, а он сам крайне занят написанием книги о профессоре В. П. Амалицком. Поэтому он выразил готовность передать нам все материалы, какие есть у него, с тем, чтобы мы потом в предисловии упомянули об этом. Что мы и сделали.
Надо добавить, что Антон помог нам исключительно, добывая редчайшие статьи в Ленинке, в архиве АН и везде, где только можно. Именно он обнаружил письма Ефремова, хранящиеся в архиве Бодылевской, и получил у неё разрешение опубликовать их. Они пролили свет на работу Экспедиции Особого Назначения и на жизнь Ефремова и ПИНа в эвакуации. Он постоянно консультировал нас по вопросам палеонтологии, обращаясь при необходимости к узким специалистам. Благодарю его за щедрость и стремление к точности научных фактов. Это пример активного сотрудничества человека, заинтересованного в сохранении истории науки.
Каждую написанную главу мы распечатывали и привозили Таисии Иосифовне. Она читала, делала свои пометки, дополнения, затем передавала главу Аллану Ивановичу, и он читал и вносил свои дополнения. Затем мы встречались, и они говорили о своих наблюдениях, я задавала вопросы о последующих периодах жизни, записывала эти данные. Все распечатки глав с их пометками хранятся у нас. Все дополнения родственников были нами учтены.
Весной 2011 года Таисия Иосифовна увидела, что работа над биографией продвигается, что их мнения учитываются. Мы же в свою очередь увидели категорическую нехватку информации по последним двум десятилетиям жизни. Мы договорились о встрече, и я приехала к ТИЕ с Андреем Константиновым. Вдвоём нужно было приезжать, чтобы один человек мог внимательно слушать и делать записи, а другой без спешки мог фотографировать документы.
ТИЕ позволила нам сделать копии всей переписки Ефремова, кроме одной папки, где, по её словам, личные письма (что находится в той папке, мы по сю пору не знаем). И использовать их при подготовке книги. Тогда же решили взять на себя труд подготовить Переписку Ефремова к изданию, что и сделали. Рассказ об этом – отдельная история.
Многократно она говорила о том, что у неё хранятся и много места занимают папки с перепечатками Агни-йоги, которые Г. К. Портнягин делал по просьбе Ивана Антоновича, и различные работы по йоге. Она сомневалась, куда их девать, говорила, что в Пушкинский дом их не берут, туда берут только рукописи, что выкинуть как-то неудобно. Тогда я предложила ей найти музей, который примет это на хранение. С большим энтузиазмом высказался ГМИЛИКА (г. Барнаул), где есть большой отдел Рерихов, директор прислал Таисии Иосифовне официальное письмо, она высказалась за это. После этого под влиянием родственников она многократно откладывала решение, затем прекратила разговоры об этом вопросе.
К сожалению, оказалось, что о многих людях, знакомых с Иваном Антоновичем и на тот момент бывших ещё живыми, она нам не сказали, возможно, в силу возраста и забывчивости. Так, мы позже узнали о Ю. Н. Зайцеве, обнаружив в письмах упоминания о нём. Он умер в 2013 году, до смерти был в твёрдой памяти, и мы могли бы много почерпнуть из его рассказов.
Также Таисия Иосифовна не позволила нам познакомиться с фотоальбомами, дав для изучения из целого шкафа лишь два. Не дала возможности изучать и скопировать Премудрые тетради, показав их только из своих рук. Мы, учитывая её возраст и состояние здоровья, не смели настаивать.

В то же время Таисия Иосифовна неоднократно сокрушалась, что Аллан со времени ухода отца ни разу не поинтересовался ни содержанием «Премудрых тетрадей», ни перепиской. Ни он, ни внучка Дарья Аллановна за 40 лет не читали собранных Таисией Иосифовной писем.
Надо сказать, что с 2009 года мы проводили в Москве Ефремовские чтения-фестиваль. Каждый раз мы приглашали Таисию Иосифовну, Аллана Ивановича. ТИЕ не приходила, ссылаясь на возраст и недомогание. АИЕ тоже не счёл нужным прийти ни на одну встречу. В 2012 году, в октябре, мы проводили встречу 40-летия памяти Ефремова. Пришли Камилл Спартакович Ахметов, его мать Галина Леонидовна, бывшая с мужем Спартаком Ахметовым в гостях у Ефремова в последний день жизни писателя. Никто из родственников не пришёл.
Осенью 2012 года я встречалась с Ольгой Петровной Павловой, первой женой Аллана Ивановича. Практически ничего нового от неё я не узнала.
В конце 2012 года, когда биографическая часть была в целом готова, мы сосредоточили внимание на литературоведческой и философской части.
Родственники Ефремова не выступали заказчиками книги, не оплачивали нашу работу. Издательство «Молодая гвардия» тоже не выступало заказчиком. К редактору издательства я обратилась, когда текст был практически готов.
В начале 2013 года состоялась моя встреча с Алланом Ивановичем и Дарьей Аллановной. До этого момента я с Дарьей Аллановной бегло виделась один раз на дне рождения ИАЕ в квартире на улице Губкина.
Очевидно, к этому времени Дарья Аллановна, внучка Ивана Антоновича, познакомилась с текстом. Она высказала пожелание, чтобы мы убрали из книги упоминания о Таисии Иосифовна ранее 1961 года. Но это противоречило бы истине, и любой внимательный читатель мог бы сравнить: в опубликованных ещё в начале 90-х годов Чудиновым письмах Ефремова к жене было сказано, что она вместе 20 лет. И нас как авторов тогда бы точно обвинили в искажении фактов. Мы оставили рассказ о знакомстве Таисии Иосифовны и Ивана Антоновича, записанный с её слов, с точным указанием времени и места.
Несколько раз при встречах Аллан Иванович говорил, что в диване у него некие хранятся документы и фотографии. Я несколько раз просила его хотя бы рассказать, что там за бумаги. Однажды я была у него, слушала его замечания и дополнения к очередной главе. К нему пришёл один из друзей, и вместе они открыли диван, и я смогла в присутствии Аллана Ивановича отобрать неизвестные ранее семейные фотографии, фотографии Елены Дометьевны и Ивана Антоновича. Мы их отсканировали, я и вернула их Аллану Ивановичу в целости и сохранности. Позже многие из них вошли в книгу ЖЗЛ.
В диване также нашлись папки с бумагами Елены Дометьевны, которые помогли нам составить представление об этой редкой женщине. Некоторые факты, например, маршрут её поездки в Индию, были включены в книгу. К сожалению, существенная часть архива так и не была нам открыта. Например, где-то должны находиться письма ИАЕ к Елене Дометьевне.
Зная, что Аллан Иванович и Дарья Аллановна не высказывали интереса к творческому наследию Ефремова и нашему осмыслению этого наследия, мы не сочли нужным давать им для ознакомления главы, посвящённые философии Ефремова, в частности, параллелей его творчества с Агни-Йогой.
Для тех, кто не знает истории вопроса, напишем: впервые этот вопрос был поднят Александрой Алексеевной Юферовой в начале 90-х годов. О её статье и о ней самой Таисия Иосифовна высказывалась уважительно, подтверждая все факты.
Николай Смирнов, опираясь на статью Юферовой, поднял этот вопрос в 2006 году на Ефремовских чтениях в Вырице. Его доклад и обширный список сопоставлений был опубликован в сборнике материалов чтений (все подобные сборники привозились нами для Таисии Иосифовны) и на сайте «Нооген». Позже эта тема многократно поднималась в различных публикациях, обсуждалась на разных форумах. Никакой реакции со стороны семьи Ефремовых она не вызывала. Дарья Аллановна имела множество возможностей высказаться в течение девяти лет.

Весной 2013 года книга была в целом завершена. Редактор издательства «Молодая гвардия» В. В. Эрлихман выразил готовность издавать её, но при этом настаивал, что она слишком длинна, что книга такого объёма будет слишком дорога в продаже, что снизит спрос, и хотел сократить её на треть. Нас это не устраивало.
У меня оставались открытыми некоторые фактические вопросы, в частности, касательно Каргалинской экспедиции. Я решила съездить под Оренбург и на месте найти ответ. По дороге заехала в Самару, где в это время находился в командировке А. Ф. Сайфутдинов, который на тот момент уже был знаком с полным текстом книги. Тут после трёх с половиной лет активной переписки мы познакомились лично. Я рассказала ему все подробности нашей работы, желание редактора сократить текст, и Альберт Фаритович принял решение выступить заказчиком тиража. В июне между ним и издательством был заключён договор Заказчика и Исполнителя, нужную сумму он перечислил на счёт издательства. В декабре, когда книга вышла, он стал собственником тиража и заключил с издательством договор на реализацию, фактически снизив в этом договоре реальную стоимость книги на треть, сделав тем самым подарок будущим читателям.

Как только книга была опубликована, Андрей Константинов отвёз Таисии Иосифовне 10 экземпляров. Спустя пару недель мне позвонил Аллан Иванович и попросил ещё 10 экз. Я лично отвезла ему эти книги в его квартиру возле метро «Сокол».
31 января мы организовали презентацию книги в Геологическом музее им. Ершова в Горном университете Москвы. На ней присутствовали Дарья Аллановна с матерью Ольга Петровной Павловой. Они видели, что наше выступление было посвящено экспедициям Ефремова, о которых доселе было мало известно. Вопросов философии наше выступление не касалось.
19 марта 2014 года мы проводили презентацию в Музее землеведения МГУ. На неё пришли Дарья Аллановна, её мать, Аллан Иванович. В течение двух с половиной часов мы с Николаем рассказывала об экспедициях (на основе прекрасных слайдов, подготовленных Мирой Покорук). Говорили не о себе и не о книге, а о научном пути Ефремова. Тем не менее Дарья Аллановна и Аллан Иванович под её влиянием решили выступить с обвинениями в том, что мы ложно приписали Ефремову интерес к Агни-йоге. Тем самым они вызвали особенный интерес к философским главам у публики.
При этом в тот же вечер Аллан Иванович подошёл ко мне и попросил привезти ещё десять экземпляров книги. Однако с тех пор мы не виделись.
Мы всегда в статьях, книгах и выступлениях пропагандировали наследие Ефремова, занимались его изучением, и выход книги был поводом, чтобы активнее знакомить людей с его творчеством.
Собственно, связи Ефремова и Рерихов было посвящено два из шестидесяти проведённых нами выступлений: именно в Музее Рерихов 29 октября 2014 года и спустя пару недель в лектории Музея Востока. Подробное резюме выступления в МЦР помещено на сайте: http://www.icr.su/rus/onckm/napravleniya-deyatelnosti/lektoriy-mtsr/resume.php#291014
Все наши встречи проводились и проводятся в открытом режиме, мы заранее объявляем о них, на многих ведётся видеозапись, которая потом выкладывается в интернет. Желающие побеседовать с нами, задать вопросы всегда могут это сделать.
Tags: Ефремов
Subscribe

  • 12 марта

    Воскресный день Всеслава 12 марта, на улице с утра плюс два, солнце и ветерок свежий. Всеслав, едва проснувшись, предлагает вынести мусор. Хватает…

  • Дорогая передача!

    Звонили с ТВ-3. Дескать, сын у вас в книге рекордов России (с рекордом 110 отжиманий в 5 лет), давайте сделаем про него большую передачу. НН сразу…

  • Ещё одно воскресенье с сыном

    В воскресенье с утра – минус семь, мягкая погода. Солнце проглядывает, ветер, облака по голубому небу бегут быстро. Собираемся на лыжах. Втроём – с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • 12 марта

    Воскресный день Всеслава 12 марта, на улице с утра плюс два, солнце и ветерок свежий. Всеслав, едва проснувшись, предлагает вынести мусор. Хватает…

  • Дорогая передача!

    Звонили с ТВ-3. Дескать, сын у вас в книге рекордов России (с рекордом 110 отжиманий в 5 лет), давайте сделаем про него большую передачу. НН сразу…

  • Ещё одно воскресенье с сыном

    В воскресенье с утра – минус семь, мягкая погода. Солнце проглядывает, ветер, облака по голубому небу бегут быстро. Собираемся на лыжах. Втроём – с…