Ольга Ерёмина (erema_o) wrote,
Ольга Ерёмина
erema_o

Categories:

Много Афин

На свой страх и риск водила Всеслава в музей изобразительных искусств имени Пушкина. На страх и риск – потому что это дитя моторное до такой степени, что включает скорость и удирает от меня так, что я глазом не успеваю моргнуть. Не со зла носится, а просто от радости жизни и избытка сил. Но сидеть дома было невозможно, а гулять долго – тоже никак: ветер пронизывающий.
В воскресенье Лада отправилась на репетицию (они репетируют в президентским оркестром, будут танцевать 6 апреля в Доме музыки, она в двух танцах – «Китайские веера» и «Заплетися, мой плетень»). Мы со Всеславом поехали на Кропоткинскую.
Попал нам в метро ретро-поезд. С жёлтыми лампами над мягкими диванчиками на пружинах, и совсем без рекламы. Всеслав подпрыгивал на диванчике, пружины были видны по кругам на дермантине.
Там встретили Лизу из Всеславиной группы. Её мама возит туда на французский. Неожиданная и приятная встреча.
При выходе на поверхность сын увидел, что ворота на территорию сквера сбоку от Христа Спасителя открыты. Солнце светило, ветер дул со всей мочи. Сын носился как оглашенный, спускался в пустой бассейн фонтана, лазил на основание памятника Александру II и восседал на львах позади него. Забирался в кусты туи и можжевельника, взбегал на крутые откосы и скатывался с них. Куртка его приобрела немыслимый цвет. Я подумала уже, что сейчас домой придётся поехать – без музея.
Но всё-таки повернули и туда.
Дома он любит рассматривать книги по древней истории, по истории оружия, играет солдатиками – эллинами, троянцами, египтянами и прочими. И мне хотелось показать ему не весь музей (сразу не потянет), а именно египетский и греческий залы.
Хорошо, что билет в музей по удостоверению многодетной семьи со скидкой. А то цены там – дай боже.
Дома я сказала сыну:
– Ты помнишь, как ты в Петергофе на фонтане к богу лез, и он тебя наказал?
– Да, помню, ногу поранил. Но это я просто об камень!
– Да, но я тебе сказала, что боги не любят, когда люди балуются. А в музее много богов, и там положено вести себя смирно.
Может, и нехорошо, но другого пути заставить его не носится по музею у меня не было. А к музеям приучать пора.
И вот мы вошли, и его сразу потянуло в зал с Давидом. Но я повернула его налево, в греческий зал. Там он сразу узнал Афину с копьём и щитом, и ещё одну Афину – маленькую статую, и ещё Афину огромную – с совой и змеёй. В придачу там ещё Афина Лемния. Зевс без пальца – это он заметил. И понял, что разных безголовых и безносых испортили варвары.
Затем всё-таки потянул меня вправо, в зал Средневековья. Осмотрел рыцарей в железе – его интересовало вооружение и латы. Ученики художественной школы сидели и рисовали, и мальчик один рисовал рыцаря довольно точно. Всеслава это изумило. Затем он, ошеломлённый, воззрился на Давида, обошёл его сзади, пролез между основанием статуи и стеной и шепнул мне: мол, у него попа есть. Я говорю: а ты думал, он без попы?
Тогда он зашёл спереди, поднял голову и тоже кое-что мне сказал.
Полезли по лестнице в зал греческих статуй. Изумлению сына не было предела: почему воины со щитами и копьями – голые? У нас-то дома все солдатики в вооружении. Точно встал в позу одного эллина с копьём в правой руке, приготовленным к удару снизу, и щитом в высоко поднятой левой, левая нога вперёд. Заметил, что на фронтоне один воин ранен стрелой, другой готовится к удару. В задумчивости обошёл вокруг Дорифора. В другом зале так же изумлённо встал возле скульптуры галла, что отказывается сдаваться с плен и убивает жену и себя. Лаокоон, Геракл с Киренейской ланью – на это внимание. А вот на Аполлона, Артемиду и прочих Афродит – ноль внимания.
Главное – действие.
Заглянул он два раза в залы с живописью – и тут же повернул обратно.
И уже под конец нашего путешествия спустились в египетский зал. Он оставляет неизгладимое впечатление не столько экспонатами, сколько своим убранством – звёздами и соколами на потолке, колоннами и своим сумраком. Опознал саркофаги – дома их назвал ящиками, куда мумии кладут.
На прощание снова заглянул в тот зал, где стоит Давид.
Домой добрались без особых приключений.
Папа взялся его расспрашивать, что он видел. Всеслав рассказывал (первое – много Афин!), а потом просительно посмотрел на меня и говорит:
– Кто-нибудь, расскажите ещё, а то у меня голос перестанет работать, потому что у меня голос на пружинах!
Но папа был упорен:
– Каких ещё богов видели в греческом зале?
– Мы видели Зевса, у него была борода с бородавками закрученными и палец отбитый.
Tags: Всеслав, Лада
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments