Ольга

А вот за что я люблю ковбоя – 4

Года с 2002-го стояли в наших дворах железные ограждения вокруг газонов. Ибо бедственно было в девяностые – на газонах парковались, гаражи ставили.
Каждую весну повторялся ритуал: в самые погожие дни, когда хочется вдохнуть воздуха в распахнутое окно, приходили коммунальщики с вёдрами ядовито-вонючей краски и красили эти ограждения. О нас же заботились!
Я старалась брать детей в эти дни подальше, ходили гулять в лес.
Краска сохла неимоверно долго, неделе две, но сохла не до конца, и после этого у детей штаны всё лето были в зелёных полосках.
Наступил роковой 2020 год. Весна. «Самоизоляция». Сидим по домам. Жара: на улице жарко, и батареи шпарят, не уменьшить. Открываем окна – и время настало, и вот они мы! Парни в оранжевых жилетах с вёдрами краски!
Красили на редкость старательно – целый день. А может, они в нашем дворе забазировались?
Соблюдая установленный порядок, краска сохла медленно. Недели две.
И как только она высохла и относительно перестала вонять, вновь пришли люди в оранжевых жилетах – и выдрали с корнем все эти железные ограждения газонов, простоявшие почти 20 лет!
Собянин лично распорядился: дескать, эти ограждения портят внешний вид дворов.
И тут же на газон под нашим домом возле метро, где не растёт кустов, стали заезжать машины и даже грузовички. Некоторые парковались, некоторые просто разворачивались. Пылища, от травы вообще ничего не осталось.
Я писала в управу. Пришли, врыли несколько полосатых столбиков. Хоть на том спасибо.
Ольга

А вот за что я люблю ковбоя – 3

А вот за что я люблю ковбоя – 3
Собянин и его клика продолжали рулить.
Затеяли благоустройство Черкизовского пруда и прилегающей территории. Дело благое, а то там безобразие творилось: утки плавали, чайки летали. Зимой в парке на берегу – дрозды на рябине, снегири на ясенях. Как можно!
Первым делом спустили воду пруда, пригнали два экскаатора пруд очищать, углублять. Потом, видно, деньги кончились. Работа стала. И экскаваторы стали посередине пруда. На следующее лето движуха вяло продолжалась. Однако к следующему лету погибли почти все старинные рябины, которые росли на берегу, засохли почти все ясени и множество берёз. Грунтовые воды ушли.
А! Ещё возможность подработать! Берёзы надо рубить, увозить, новые сажать. А то, что новые тоже засохли сразу же, – не беда, ещё посадим.
Да, и парк не забудем. Там надо бордюры вкопать новые, асфальтовые тропинки проложить.
В дальней части, между ФОКом и «Сапсан-ареной», был настоящий лес: меж берёзами рос густой подлесок, весной цвели дикие первоцветы. Надо окультурить! Подлесок тут же вырубили, землю перекопали и газонной травой засеяли. В результате первый же более-менее сильный ветер – и половина берёз оказалась переломанной. Вскоре ураган повалил или сломал большинство старых берёз. Ура! Ещё благоустроим!
Через пруд лет пять или шесть строили пешеходный мост! Бетонный! Лавры Манилова не давали собянинским благоустроителям покоя. Когда достроили, тогда только пруд водой наполнили.
Но это ещё не всё. Прошло 6 лет. И вновь всё заборами перегородили, и ещё 2 года длилось новое благоустройство! Асфальт выломали, проложили плитку. И бордюры обновили, подрубая корни старых деревьев. Знай наших!
Ольга

А вот за что я люблю ковбоя – 2

На следующее лето после прихода Собянина у нас во дворах затеяли проводить благоустройство. Фонари ставить. Вырыли траншеи между домами, где были детские площадки, да так и оставили в зиму. Детям хорошо – они в этих траншеях в войнушку играли. Правда, там ещё кое-где арматура торчала, но это ничего, это натурно. А когда летом права выросла, так вообще стало на волчьи ямы похоже. Осенью ещё лучше: листьями палыми всё засыпало, наступаешь – и проваливаешься. Ну, чужие здесь не ходят, а свои дети знали. Ну и что, что иногда дети бегают и забываются. Бдительность надо прививать с детства.
Я писала в управу района и требовала всё зарыть. Зарыли. Но не сразу. На следующий год фонари наконец вкопали – и зарыли. Правда, фонари ещё год не горели. А вы хотели, чтобы вам в бассейн воды налили?
Ольга

А вот за что я люблю ковбоя – 1

Я полюбила нашего градоначальника в тот же год, как он заступил на свою должность.
У нас возле метро «Бульвар Рокоссовского», как раз над подземным залом станции метро, между вестибюлями, были два больших ковровых цветника. Высаживали тюльпаны и мышиные гиацинты, затем, к лету, бархатцы или петуньи. Деревьев было несколько – сбоку, так как прямо над метро нельзя, оно у нас неглубокого залегания.
Сразу за цветниками большая территория бывшего завода, вся залитая асфальтом, и там были торговые центры и стоянка для машин.
Пришёл Собянин и стал проталкивать идею перехватывающих парковок.
Осенью вижу, как сажают тюльпаны под зиму, как обычно. На другой день иду – там, где вчера посадили тюльпаны, работают бульдозеры, на другой день забетонировали, на третий залили асфальтом (по дождю, не предусмотрев сток, так что осенью-зимой там лужищи и автомобили вмерзают). Вместо двух цветников получились два асфальтовых поля. Деревья якобы пересадили – так, что они засохли на следующий год.
Всё было сделано так быстро, что никто ничего сделать не успел. И отчитались вовремя!
На эту площадь выходят фасады двух пятиэтажек, рядом ещё множество домов. В совокупности с «Подсолнухами» – так называется торговый центр – площадь асфальта стала колоссальной. Летом он нагревается так, что люди просто задыхаются от жары и характерного запаха. В домах невыносимо, и дойти до торгового центра для пожилых – большая проблема. Я лично едва спасла старушку, которой в этой асфальтовой пустыне стало плохо.
Причём на образовавшихся платных стоянках никто не ставит машины, все предпочитают ставить бесплатно на «Подсолнухах». А вот красивых цветов и более-менее экологичной обстановки уже не вернёшь.
Ольга

Два гуся

6–7 марта я возила длинную экскурсию: Москва – Быково – Егорьевск – Спас-Клепики (школа, где 3 года учился Есенин) – Гусь-Железный – Касимов – Муром – Гусь-Хрустальный – и домой.
Группа в 41 человек собралась – хорошие жизнерадостные люди, готовые воспринимать и узнавать новое. И назывался маршрут «За красотой к двум Гусям».
Вот несколько сюжетов – характерных. Read more...Collapse )
Ольга

Записки экскурсовода - 5

http://www.facets.ru/index.htm?issue=85&article=8520
Сердце, душа музея Коровина сегодня – Владимир Сергеевич Селивёрстов. Ему уже за семьдесят, он, как я поняла, считается директором музея. Родился в Охотине, живёт рядом с музеем, под горой, причём бабка намекала ему, что, дескать, внук он…
В доме Коровина была школа, и Владимир Сергеевич там учился. Потом – Ярославль, институт, спортивные достижения, хорошая работа. И вот на пенсии уехал он в родную деревню – и взял на себя заботу о музее Коровина. Он – главная достопримечательность Охотина сейчас. Какая сердечность, какое приятие льётся из его глаз! И какое лукавство! Вот он во дворе дома – окружён туристками. Одна спрашивает:
– А как же вы зимой здесь живёте? Не страшно?
Директор серьёзен:
– Как же не страшно? Страшно. Иногда сидишь вечером, телевизор смотришь – и вдруг изба начинает шататься. Выглядываешь в окно – а это медведь матёрый холкой об угол дома трётся.
У туристов глаза шире блюдец. Верят безусловно! И в этот момент голубые глаза Владимира Сергеевича начинают метать искры. В толпе начинают робко улыбаться – и через несколько секунд все хохочут.
Режиссёр Андрей Никишин, собравшись снимать фильм про дачу Коровина, приехал в Охотино – и когда увидел Селивёрстова, решил изменить сценарий и сделать его главным героем фильма. В 2017 году фильм-элегия был готов «То было давно… Там… В Охотине…» Удивительная картина, от которой плачут слезами очищения все туристы.
Ольга

Про Жору Крыжовникова

Неожиданно для себя посмотрела несколько фильмов Жоры Крыжовникова. Короткометражек. И ещё один отдельный фильм и серию из сериала.
Смотрела не отрываясь. Пытаясь понять эстетику и философию. Несколько лет назад смотрела «Горько» (тоже Крыжовникова) – и тогда испытала полное отторжение. Сейчас смотрела, испытывая испанский стыд, – пытаясь понять, чем он берёт людей.
После ходила как заколдованная. И только под утро поняла, что это же гоголевские рыла. Куда ни глянь – всё те же рыла, только в новом облачении. Особенно «Нечаянно».
Посмотрела критику. Его ругают за то, что нет ни одного положительного персонажа, которому мы могли бы сочувствовать. А в «Ревизоре» есть? А в «Мёртвых душах» есть?
Это как в «Заколдованном месте» Гоголя –
«Вот что-то звукнуло. Выкидавши землю, увидел он котел.
— А, голубчик, вот где ты! — вскрикнул дед, подсовывая под него заступ.
— А, голубчик, вот где ты! — запищал птичий нос, клюнувши котел.
Посторонился дед и выпустил заступ.
— А, голубчик, вот где ты! — заблеяла баранья голова с верхушки дерева.
— А, голубчик, вот где ты! — заревел медведь, высунувши из-за дерева свое рыло».
Два столетия прошли – а рыла те же.
Воистину, вся страна – заколдованное место.
Оргиастическое единство, единство на низшем уровне – он мастерски оказывает, дрожь отвращения берёт.